Как устроиться работать в министерство, или Нужен ли госслужащим кыргызский

21 апреля 2017 12:47 Источник:  sputnik.kg
Как устроиться работать в министерство, или Нужен ли госслужащим кыргызский

Я как-то снимала сюжет об одной из проблемных строек в Бишкеке, будучи убежденной, что мэрия схитрила с документами, из-за чего во дворе жилого дома разрешили возвести многоэтажку. Комментарий со стороны муниципалитета согласилась дать одна чиновница. Вооружившись документами, я пошла, как мне казалось, прижимать ее к стенке.

"Ой, ну здравствуй, здравствуй! Водички хочешь? Нет? Зря", — сотрудница мэрии нисколько не казалась смущенной, а напротив, метнула в меня хитрый взгляд. Началась борьба. Она, вооружившись ворохом документов, в которых разбиралась лучше, чем Айжан Асемова в инстаграм-фильтрах, так отбивала мои атаки, что воздух вокруг нас накалялся. На каждый мой аргумент у нее находились постановление, указ, норма…

Я сдалась первой. Когда камеру выключили, мадам хищно улыбнулась: "Ну что, девочка, устала?". Такой высокопрофессиональный собеседник в государственных ведомствах попадается нечасто.

Глава Государственной кадровой службы Нурханбек Момуналиев рассказал, каким образом планирует сделать из каждого госслужащего профессионала самого высокого уровня.

— Давайте представим, что я хочу работать в Министерстве культуры. Есть ли у меня шанс туда попасть?

— Вы должны отслеживать объявления на нашем сайте и на сайте министерства. Там к каждой вакансии будут предъявлены определенные требования. Если вы подходите по уровню образования и стажу, можете подать документы.

Затем вам предстоит пройти три этапа конкурса. Для начала нужно сдать тест, который основан на знании Конституции и законов о государственной службе. Чтобы пройти его, необходимо правильно ответить хотя бы на 30 вопросов из 60. Далее предстоит письменная работа: для вас подготовят вопросы и смоделируют ситуации, в которых вы окажетесь во время службы. Потом будет собеседование, где оценят ваши лидерские качества и стрессоустойчивость.

— Хочу поднять очень спорный вопрос. Как думаете, обязательно ли госслужащему знать кыргызский язык? В конце концов, если он суперпрофессионал и живет в Бишкеке, где все понимают русский и почти все — английский, стоит ли отказывать ему в должности из-за незнания государственного языка?

— Допустим, вы профессионал заоблачного уровня, но владеете только английским. Как думаете, насколько вероятно, что вас возьмут работать в правительство России?

— Наверное, не возьмут…

— А вы можете представить, что российский премьер-министр Дмитрий Медведев на чистом английском заявляет своим подчиненным: "Почему вы не учите русский?! Почему говорите только на английском? Население вас не понимает!"?

— Нет, вряд ли такое возможно.

— А ведь у нас подобное происходит! Я убежден, что государственные служащие обязаны владеть кыргызским языком. Другое дело, когда не создаются условия для его изучения. Вот у нас многие сотрудники учат кыргызский, уже владеют им на бытовом уровне. Но взять, к примеру, Интернет: там очень трудно найти нужную информацию на кыргызском, поэтому мы вводим в поисковик только русские слова.

Не просто так в России все новости, художественная и специальная литература переводятся на русский. Тратятся огромные суммы просто для того, чтобы население имело возможность не отставать от прогресса. У нас такая работа, к сожалению, не ведется.

— Недавно правила игры для всех госслужащих изменились. Расскажите, как?

— Раньше госслужащие проходили аттестацию, однако анализ показал, что это всего лишь способ избавиться от неугодного сотрудника. С нынешнего года аттестация отменена.

И еще одна проблема: помните, в советское время мы жаловались на уравниловку? Мол, человек, который не утруждает себя, "сачкует", в итоге получает столько же, сколько увлеченный трудоголик. Сейчас мы вводим другую систему — все сотрудники по итогам года будут получать оценку. Если заработали "отлично", им могут повысить зарплату на пять процентов, если "образцово" — даже на десять. При этом их могут отправить на учебу за рубеж, повысить в должности, вручить премию. Эта норма уже вступила в действие: все госслужащие получат оценки за 2017 год.

— А что, если я, хитрая женщина, возьму тортик и коньяк, пойду к своему начальнику и попрошу его поставить мне наивысший балл?

— Ничего у вас не получится! Придется нести тортик не только начальнику, но и каждому члену оценочной комиссии. А среди них статс-секретарь, представитель гражданского общества, который может не только не взять торт, но и всем рассказать, как его пытались задобрить.

Правила на самом деле неплохие. Другой вопрос, как они будут работать. В некоторых странах такая система оценки только навредила: люди, которые получили "хорошо", а не "отлично", посчитали себя обделенными. Стоит ли стараться, если тебя все равно не ценят? Но где-то такая система работает отлично. Например, в Швеции госслужащим тоже ставят оценки, при этом государственный аппарат очень сильный: люди работают там всю жизнь.

— Какие в принципе должности на государственной службе самые популярные среди населения?

— Меньше всего проблем с кадрами на престижных должностях. Например, на 65 вакансий в Финполиции претендовали полторы тысячи человек! Также у наших людей популярна таможня. А вот в селах найти специалистов очень сложно. Иногда ведомства ищут одного сотрудника несколько лет. Были даже предложения принимать людей в регионах не через конкурс. Дело в том, что должность предполагает высшее образование, а люди с дипломами, как правило, переезжают в города.

— Есть и другая проблема: как только в учреждение приходит новый начальник, он сразу ставит на ключевые должности "своих".

— Да, бывает такое, но давайте определимся: есть должности административные, а есть политические. К последним относятся министры, руководители ведомств, фондов и их заместители. Их назначают президент, премьер-министр, торага. За этих людей Государственная кадровая служба не отвечает. К ним не предъявляется никаких требований, например, по уровню образования или стажу работы, поэтому на место министра раньше могли посадить даже базаркома! Этим пользовались политические партии, назначая на важные позиции своих людей. Считаю нашей победой, что удалось сократить число таких должностей с 868 до 228.

Конечно, руководитель от какой-то партии зачастую выводит всех действующих сотрудников за штат, а на освободившиеся места набирает новых, из числа своих. Это очень плохо! Понимаете, сотрудник — как саженец. Чтобы достичь уровня профессионала, требуется как минимум десять лет. И вот представьте: вы сажаете яблоньку, ухаживаете за ней, поливаете, а когда она уже готова плодоносить, приходит человек, срубает ее и сажает новую.

Сейчас президент пытается эту систему изменить. Мы специально ввели институт статс-секретарей, которые призваны обеспечить стабильность. К слову, их крайне трудно уволить.

— Еще один болезненный вопрос — низкие зарплаты. Что с ними-то делать?

— После распада СССР у государства практически не было денег, поэтому оклады государственных служащих стали минимальными. Сейчас речь идет не столько о повышении, сколько о выравнивании зарплат. Несправедливо, что человек, выполняя одну и ту же работу в столице и селе, получает совершенно разные деньги. Тем не менее мы стараемся стимулировать госслужащих социальной поддержкой: льготами, премиями, государственным жильем.

— Другой важный аспект — электронное правительство. Мы много о нем говорим, но что нам это даст?

— Польза в том, что госслужащие будут тратить меньше времени на документооборот. А время — деньги, в данном случае — бюджетные. Это время можно потратить на что-то более существенное.

Сюда же входят биометрические данные, которые мы все сдавали. Помните, многие боялись, что их продадут террористам? Мало кто говорил о пользе такой системы. Но представьте ситуацию: вы гуляете по площади, к вам подходит милиционер, просит предъявить паспорт, а вы его дома забыли! Правоохранитель имеет полное право вас задержать. В этом случае какой-то кусочек картона становится важнее вас, человека! А так, если система будет налажена, вы просто приложите палец к специальному устройству, и милиционер удостоверится, что вы, например, не террористка и не в розыске.

Однако тут встает другой вопрос. Вы знаете, что такое м…м? (лекарственное средство. — Ред.).

— Да, он для желудка незаменим!

— А знаете, сколько максимально можно стоять в очереди в госорганах?

— Нет.

— Тридцать минут. Если вы вынуждены стоять дольше, можете смело жаловаться начальству. Про м…м знают все, а про свои права — никто! Мы ввели эти нормы, регламентировали государственные услуги, но не можем донести информацию до граждан… Вот вы верите, что все гаишники честные и не берут взятки?

— А вы?

— Это же стереотип: если ты гаишник — значит взяточник! А кто дает взятки?! Да, должностные лица нарушают закон. Дают клятву и сразу о ней забывают. Например, помню, в одном ведомстве все 40 сотрудников были исполняющими обязанностями. Это нонсенс, это запрещено! В таком случае им просто не обязательно проходить конкурс. А что? Удобно! Можно всех родственников назначить.

Но, с другой стороны, государственные служащие — тоже граждане, а у нас многие любят иной раз наплевать на закон. Вот мы, например, восхищаемся своей природой — горами, птичками. Но кто оставляет после себя горы мусора?!

Если только ругать власть, ничего не изменится. Нужно с себя начать. Без поддержки народа не справится ни один сильный лидер.