В Администрации президента РК сегодня сложилась коалиция вынужденных соратников

11 октября 2018 14:32 Источник:  StanRadar

Обзор кадровой политики за сентябрь с политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым.

Нельзя сказать, что за Исекешевым стоит большая команда

- Данияр Рахманович, согласитесь ли вы с мнением, что назначенный в сентябре новый руководитель Администрации президента Асет Исекешев недостаточно «тяжеловесен» для этой должности?

- Конечно, политическим тяжеловесом Асета Орентаевича назвать сложно. Он, скорее, представитель другого типажа современного казахстанского чиновника – менеджер, без излишней политизированности.

Можно отметить, что у него в бэкграунде есть достаточно успешный опыт руководства первой пятилетки Программы форсированного индустриально-инновационного развития (ПФИИР) – в частности, ему удалось создать достаточно интересную управленческую структуру.

Напомню, что на момент реализации первой пятилетки ПФИИР он был одновременно министром индустрии и новых технологий и вице-премьером, а в министерстве были сконцентрированы все полномочия, необходимые для реализации программы, и все институты развития. Это позволяло объединить под одной структурой и функции госуправления, и финансирование, и придать всему этому, благодаря занимаемой Исекешевым должности вице-премьера, политический вес.

В годы первой пятилетки ПФИИР эта конструкция сработала достаточно неплохо. Однако потом был создан холдинг «Байтерек», а исекешевских людей из институтов развития убрали. Затем Исекешев потерял статус вице-премьера. В итоге выхлоп от программы к ее финалу оказался достаточно инерционным. Однако в целом как управленец, способный создавать команду и дееспособную структуру, Исекешев себя зарекомендовал.

В его активе как акима Астаны есть также успешное проведение ЭКСПО-2017 и 20-летия Астаны. Таким образом, с поставленными перед ним управленческими задачами Асет Орентаевич всегда справлялся.

Приход его в Администрацию президента, конечно, был достаточно неожиданным, хотя он работал там и ранее в должности помощника президента.

Спрогнозировать по бэкграунду Исекешева, какие направления работы станут приоритетными с его приходом в Администрацию президента, крайне трудно, поскольку собственной большой команды и «патронов», у Асета Исекешева как таковых не наблюдается.

Напомню, что после того, как институты развития перешли из Министерства индустрии и новых технологий в управляющий холдинг «Байтерек», и его бывший председатель правления Куандык Бишимбаев убрал всю исекешевскую команду, у сторонних наблюдателей сложилось впечатление, что вице-премьер как-то без боя сдал свои позиции, хотя это и были ключевые инструменты для реализации госпрограммы, которую он курировал. А учитывая тот факт, что аппаратный вес Бишимбаева не превышал вес Исекешева, то напрашивался вывод, что за людей Асет Орентаевич сильно не держится или не стал, не захотел вступать в конфликт с «болашаковской гвардией».

С тех пор с Исекешевым осталась достаточно небольшая группа лиц – несколько ближайших активных помощников, которые затем перешли с ним в акимат Астаны и, скорее всего, последуют за ним в Администрацию президента, но нельзя сказать, что за ним стоит большая команда – такая, например, как в свое время была у Аслана Мусина, Нурлана Нигматулина, Крымбека Кушербаева, Имангали Тасмагамбетова, Даниала Ахметова и т.д.

И на прежних местах работы, например, в министерстве инвестиций и развития он опирался главным образом на тех, кто уже там работал, – Альберта Рау, Нурлана Сауранбаева и других.

Все это подсказывает, что кардинальных кадровых решений от него, скорее всего, ожидать не следует. Пока что помощником президента по экономике стал Тимур Жаксылыков, который с Исекешевым неоднократно пересекался по прежним местам работы. Однако сказать, что будет принят какой-то новый экономический курс, и Администрация будет заниматься его жестким контролем – сложно, поскольку в формирование нынешнего курса Исекешев свою лепту уже внес. Принципиально новых инициатив от него ожидать, вероятно, не стоит.

Исекешев актуализирует задачи диверсификации, индустриализации и повышения конкурентоспособности

Преимущество Исекешева заключается в том, что он не зависит от каких-то агашек и кланов, однако в силу того, то у него нет большого политического веса, вряд ли он сможет предложить какой-то альтернативный курс. И если даже предложит – его пролоббировать. Тут вопрос, скорее, в том, чтобы освежить прежние подходы, актуализировать задачи, которые он уже решал в министерстве и в акимате, и которые «выпали» из национальной повестки дня, несмотря на свою актуальность – диверсификация, индустриализация, повышение конкурентоспособности, инновационные разработки.

Кроме того, надо четко осознавать, что руководитель Администрации президента не является в ее системе высшей инстанцией. Заместители назначаются президентом, пресс-секретарь и руководители ключевых подразделений – тоже.

И как мы уже не раз убеждались ранее, глава государства никому не отдает полный контроль в составе Администрации. Есть Канцелярия президента, представляющая собой администрацию в администрации, во главе с Махмудом Касымбековым, старейшим работником АП, который находится в этой должности в общей сложности с 90-х годов и который от руководителя Администрации президента мало зависит.

Хотя у Касымбекова в конце года истекает срок, на который президент продлил его полномочия. С учётом его роли в системе президентской власти, либо за его место может развернуться борьба, либо «совместными усилиями» заинтересованных сторон роль канцелярии может быть уменьшена. Впрочем, это решение остается за президентом, который срок полномочий может и продлить.

Есть также заместитель по госправовой работе, заместитель по организационно-контрольной работе – и людей на эти должности президент назначает отнюдь не исходя из того, кого бы на этом месте хотел бы видеть руководитель Администрации, а сколько из собственных соображений.

Есть также аппарат Совета безопасности, который, скорее всего, обретет самостоятельный статус – просто пока в связи с задержкой назначения его руководителя этот вопрос подвис в неопределенности.

В любом случае, сказать, что Исекешев будет полноценно контролировать всю Администрацию, скорее всего, нельзя. Направлять на какие-то задачи, поставленные президентом, – да. Но ожидать, что этот орган будет таким же влиятельным, как, скажем, при Нуртае Абыкаеве, Нурлане Нигматулине или Аслане Мусине, наверное, не стоит. В принципе мы видим сегодня, что в АП сложилась коалиция вынужденных соратников.

Все это ставит под вопрос и долгосрочность назначения Исекешева.

Если помните, в свое время, в 2008 году, в Администрацию на волне больших ожиданий пришел Кайрат Келимбетов - в отличие от Исекешева у него была большая команда, ему удалось перекроить под себя ее структуру, он привел с собой несколько десятков человек. Однако в этой должности он продержался чуть больше полугода и со всей совей командой с этой должности торжественно ушел.

Трудно спрогнозировать, кто из чиновников окажется хорошим акимом

- Двух назначенцев – Бахыта Султанова, возглавившего акимат Астаны, и Алихана Смаилова, пришедшего на смену Султанову в руководство Минфина – обычно описывают в похожих эпитетах: представители «молодой гвардии» президента, технократы, без выраженных политических амбиций. Вы бы согласились с этими расхожими формулировками?

- У нас словом «технократ» называют всех финансистов и менеджеров экономического блока поголовно. Хотя в это понятие по идее вкладывается совсем другой смысл.

Между тем финансовая политика в Казахстане подчинена совсем другим интересам, и в их числе нет технологической модернизации, стремления к принципиальной перестройке системы управления и равному удалению от неформальных центров влияния. Напротив, она нацелена на взаимодействие с этими неформальными группами влияния в лице, допустим, бюрократической аристократии и финансовой олигархии. Поэтому слово «технократ» к большинству наших чиновников неприменимо в принципе.

Да, Бахыт Султанов – это ветеран казахстанской финансовой сферы, хотя он далеко не старый – они с Исекешевым ровесники. Он давно шел к посту министра финансов, однако сказать по результатам его работы, что в финансовой системе у нас все хорошо, как вы сами понимаете, очень сложно.

Претензий лично к нему нет – Султанов, как известно, не был замешан в каких-либо коррупционных скандалах. Напротив, многие прочили ему продолжение карьеры, причем именно на посту акима. Причем несколько лет назад был момент, когда его из Администрации президента, где он занимал должность заместителя руководителя, пытались выпроводить акимом одной из северных областей. Однако тогда Султанов успешно «отбился» от этого «предложения».

Слухи о том, что ему предложат возглавить один из крупных регионов – Актюбинский или Павлодарский – ходили и в последнее время. Однако президент неожиданно поставил его на Астану.

Насколько это назначение адекватно управленческим навыкам Султанова, учитывая тот факт, что вне финансовой системы он практически нигде не работал, очень трудно.

В то же время у нас есть пример Бауыржана Байбека, который до прихода в акимат Алматы никогда не работал сопоставимой по уровню сложности на должности, однако, несмотря на определенные нарекания, проделал в южном мегаполисе гигантскую работу, которую признают даже его критики. Хотя изначально от него никто не ожидал, что его деятельность на посту акима Алматы окажется успешной.

С другой стороны есть пример акима Павлодарской области Булата Бакауова, выходца из региона, проработавшего на посту акима и сельского района, и города, однако уровень акима области, кажется, явно превысил уровень его компетенций.

Таким образом, заранее прогнозировать, кто из чиновников окажется хорошим акимом – трудно. Тем более, как мы знаем, в Астане от акима зависит немного. В столице находится и Администрация президента, и правительство. Немало объектов находится на балансе не акимата, а Управделами президента – глава этой структуры Абай Бисембаев, как известно, входит сегодня в ближайшее окружение президента. Трудно сказать в столице, где заканчиваются полномочия акимата и где начинаются полномочия других центральных органов власти, в том числе УДП.

Мы помним, что у Исекешева, в бытность его столичным акимом, руки в определенной степени были связаны – в акимате, по сути, солировала команда Адильбека Джаксыбекова. В принципе, Асету Орентаевичу удалось, не конфликтуя с прежней командой, которая имела «крышу» в Администрации, воплотить в жизнь несколько инновационных проектов, которые благоприятно сказывались на городе, однако их реализация не вызывала никаких принципиальных «конфликтов интересов».

Еще пара нюансов. После назначение Исекешева в Администрацию президента премьер-министр Бакытжан Сагинтаев жестко раскритиковал работу акимата, что придает определенную пикантность будущим взаимоотношениям руководителя Администрации президента и главы правительства.

А президент в свою очередь поручил разработать новую стратегию развития Астаны, что либо подразумевает, что старая уже выполнена, либо означает, что она его не устраивала. В последнем случае возникает вопрос, почему же тогда именно Исекешев был назначен в Администрацию президента.

Очевидно, что ждать от Султанова быстрой разработки новой стратегии нельзя – уже хотя бы потому, что он в этой системе новичок. Кроме положенного для любого акима пиар-хода в виде похода на рынок, ничего принципиально нового ему предложить пока нечего.

Минфин – огромная империя

- Применимы ли высокие ожидания в отношении Алихана Смаилова на должности министра финансов?

- Что касается Смаилова, то его карьера рано пошла в гору – он уже в достаточно юные года работал в Администрации президента, затем возглавлял «Казагро» и Агентство по статистике, тем не менее, было заметно, что его дальнейшие карьерные рывки кем-то притормаживались.

В последние три года он был помощником президента и, в принципе, согласно казахстанской иерархии статус помощника президента немного выше, чем министра, поскольку помощник курирует всю экономическую политику, а Минфин – одно направление.

Надо признать, что Смаилов достаточно опытный аппаратчик, имеющий и собственную команду, и свои взгляды. Гораздо сложнее сказать, насколько он силен в качестве экономического стратега,и следует ли от него ожидать каких-либо изменений в финансовой сфере.

Назначение Смаилова с Минфин было достаточно прогнозируемым, поскольку после того, как пост главы этого ведомства покинул Султанов, Смаилов был наиболее подходящей кандидатурой на замещение этой вакансии.

Из Администрации ему все равно пришлось бы уйти, поскольку Исекешев, по всей видимости, будет формировать свою команду (хотя бы частично), и, возможно, именно пост министра финансов был одной из карьерных целей Смаилова. Поскольку Минфин, помимо бюджетных программ, это еще и такие структуры, как Комитет государственных доходов – лакомый кусочек для многих, Комитет по финансовому мониторингу (бывший Финконтроль) и Комитет государственного имущества и приватизации. То есть Минфин представляет собой достаточно огромную империю.

Еще одним признаком готовящегося назначения Смаилова в Минфин было назначение ответственным секретарем министерства еще в тот период, когда его возглавлял Султанов, Бауржана Тортаева, считающегося выдвиженцем Смаилова.

Однако подчеркну, что принципиальной новизны от Алихана Смаилова на посту министра финансов ждать не стоит – он давно в обойме, причем именно в качестве куратора экономической политики, которую сегодня не критикует, пожалуй, только ленивый.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()