В США зарабатывал $5 тыс — интервью с главой НБКР Толкунбеком Абдыгуловым

9 декабря 2018, 18:12 Источник:  sputnik.kg

С председателем Национального банка КР мы беседовали в той самой квартире, о которой ходит так много разговоров. Это трехкомнатное жилье с недорогим ремонтом и мебелью в сравнительно новом доме возле железнодорожного вокзала.

— СМИ писали, что вы долларовый миллионер…

— Мы с вами сидим в трехкомнатной квартире на третьем этаже дома. Долларовые миллионеры живут именно так? У меня есть это жилье и машина. Если бы я действительно был сказочно богат, неужели за столько лет моей работы в Нацбанке это не стало бы достоянием общественности? 

© Sputnik / Табылды Кадырбеков Председателя Нацбанка КР Толкунбек Абдыгулов

— Раз уж речь зашла о квартире, расскажите, пожалуйста, о погашении ссуды за нее.

— Эта история состоит из нескольких этапов. Возможность взять кредит под низкие проценты предусмотрена соцпакетом для всех сотрудников НБ. В 2017 году, когда я был председателем банка, мне предложили должность первого вице-премьер-министра. У меня тогда была ссуда, оставалось выплатить меньше пяти миллионов сомов. Решение о погашении долга принималось без меня, я тогда работал в правительстве.

Когда Сооронбай Жээнбеков стал президентом, мне предложили вернуться в Нацбанк. Таким образом, я стал его председателем второй раз. Это произошло впервые в истории страны, и в нормативных актах данное стечение обстоятельств не предусмотрено.

— Из официальных источников известно, что сейчас вы зарабатываете 120 тысяч сомов в месяц, а какой оклад у вас был, когда вы только пришли в Нацбанк? И вообще, как вы туда устроились?

— Есть несколько вариантов трудоустройства в НБ КР: либо тебя приглашают как специалиста, либо ты проходишь шестимесячную стажировку, либо участвуешь в открытом конкурсе. Я два раза проходил производственную практику в Нацбанке, пока учился в МУК. По истечении срока преддипломной практики мне предложили стажировку. Платили 200 сомов в месяц, назначали на разные участки, поручали абсолютно разные дела — все это для развития профессиональной универсальности.

После шести месяцев меня взяли в штат экономистом, зарплата увеличилась до тысячи с небольшим. Разумеется, я подрабатывал. Занимался репетиторством, по ночам переводил документы…

— Вы учились в Японии и США. Что давалось там тяжелее всего?

— В части учебы трудностей за границей не возникало, а вот культурный шок у меня был. Особенно в Японии. Там совершенно другой подход к образованию: студентов не заставляют ничего учить — им просто дают список книг, которые надо прочитать, а потом обсудить с профессором. У нас такое практикуется лишь в двух университетах.

Однажды я попал в Японии на празднование дня рождения. Вместо подарков имениннику вручили открытку от собравшихся, а по завершении ужина все, кроме него, заплатили за себя сами. Таким образом, подарком для виновника торжества стало веселье в кругу друзей, а приятным бонусом — возможность не оплачивать ужин.

Кроме того, за рубежом меня поразило отношение пенсионеров к своему месту в обществе. Я подрабатывал в McDonald's, где трудились даже 70-летние люди. Один из них приезжал на работу и уезжал на такси. Это довольно дорогая услуга, то есть он тратил практически всю зарплату. Как-то я не выдержал и спросил, зачем ему это надо. Мужчина ответил, что может и не работать — пенсии ему вполне хватает, но он считает, что должен быть полезен обществу.

— Почему вы стали работать в сфере быстрого питания?

— Я мог жить на стипендию, но курировавший меня профессор посоветовал найти подработку. Сказал: "Если можешь работать 30-40 часов в месяц — значит должен". Другим весомым аргументом стало то, что деньги лишними не бывают.

Мне приходилось жарить мясо, чистить фритюрницу, убирать в зале. Платили около 7 долларов в час, а работали мы 5-6 часов в сутки. Кстати, у работников сферы обслуживания в Японии можно многому поучиться. Например, персонал приветствует клиента, как только он заходит.

Позже, когда я привез в Японию семью, стал искать другую работу и устроился помощником электрика. Платили больше, чем в McDonald's, хотя моей обязанностью было лишь подавать инструменты мастеру — для большего не имелось квалификации.

— Как вы уехали в Америку?

— Все получилось почти случайно. Друзья подали документы на грантовое обучение в США по программе Эдмунда Маски, и я решил попробовать силы вместе с ними. У экзамена был большой плюс: мы сдавали TOEFL (тест на знание английского языка как иностранного) за счет университета, тогда как самостоятельная сдача обходилась в сотню долларов.

Тестирование я прошел хорошо и попал в программу стипендиатов. Жена тогда была беременна вторым ребенком и со мной поехать не могла, поэтому решение далось мне нелегко. В итоге я все-таки улетел в Штаты в августе 2006 года, а в октябре родился сын. Отучившись, я устроился на работу во Всемирный банк. В Кыргызстан вернулся, когда сыну уже исполнилось полтора года.

— Расскажите о своей семье. Как вы познакомились с женой?

— Наши родители дружили, поэтому мы знакомы с детства. Повзрослев, стали встречаться. Поженились, когда она еще была студенткой, а я только начинал трудовую деятельность в Нацбанке.

У нас четверо детей, старшему сыну 19 лет, младшему — два года. Трое ходят в обычную школу, а старший учится в одном из местных вузов. Домашними делами в основном занимается жена.

— Во Всемирном банке вы зарабатывали 5 тысяч долларов, а потом ушли на госслужбу. Почему?

— Да, я действительно столько зарабатывал. Вернувшись в Кыргызстан, продолжил работать на Всемирный банк: занимался вопросами развития финансового сектора в Центральной Азии.

Когда приятель предложил мне работу на госслужбе — в отделе социальной и экономической политики администрации президента, — я даже не воспринял это всерьез. Маленькая зарплата была главной причиной отказа. Но через месяц друг вновь предложил встретиться и поговорить. Я приехал в "Белый дом", и выяснилось, что меня ждет тогдашний руководитель администрации президента Медет Садыркулов. Он повторил предложение — я не ответил ничего конкретного, сказал лишь, что семью сложно прокормить на такие деньги. Решил посоветоваться с отцом и признался ему, что хочу отказаться. А он нашел нужные слова, благодаря которым я все-таки согласился сменить место работы.

— Вы работали с Бакиевыми…

— Да, только Максима я видел два раза в жизни — когда получил приказ о назначении и на новогоднем корпоративе. После революции многие удивлялись тому, что я не сбежал…

Потом я стал и. о. статс-секретаря Министерства экономики, а через пять месяцев меня назначили завотделом экономики и стратегического развития аппарата правительства. Несмотря на смену премьер-министров и повальное обновление кадров, я оставался на этой должности довольно долго: не каждый согласится возиться с кучей отчетов, статисткой и прогнозами. Мне довелось поработать с четырьмя главами правительства.

О том, что меня хотят назначить в Нацбанк, я узнал из новостей в мае 2014 года: сообщалось, что мою кандидатуру рассматривают на пост зампредседателя. Президент Алмазбек Атамбаев вызвал меня к себе и спросил, потяну ли должность главы НБ. Я ответил, что, если мне окажут такое доверие, готов взять на себя ответственность и работать. Интересно, что почти в "день рождения" национальной валюты меня представили коллективу банка уже в качестве и. о. председателя правления.

— Чем вы планируете заниматься дальше?

— Председателя Национального банка назначают на семь лет, но, учитывая опыт 2017 года, когда я уходил в правительство, честнее сказать, что буду работать там, где потребуются мои знания и опыт. А в перспективе хочу заняться наукой, защитить докторскую диссертацию.