После Каримова: особенности политики Мирзиёева — исследование

05 января 2019 12:02 Источник:  StanRadar

Узбекский президент пытается балансировать между Россией, Китаем и США.

Во внешней политике Мирзиёев в основном следует путем Каримова, то есть хочет минимизировать зависимость от других игроков. Особенно трудная задача — балансировка между Россией, Китаем и США. Тем не менее, связи с соседями новый узбекский лидер начал расширять.

Об этом пишет исследователь Мурат Лаумулин в работе «Политическое развитие и международное положение посткаримовского Узбекистана».

Политика строгого нейтралитета

— С момента обретения независимости внешняя политика Ташкента строилась на стремлении максимально укрепить свою безопасность и суверенитет путем минимизации зависимости от других внешнеполитических игроков, — отмечает исследователь.

При этом западные наблюдатели рассматривают Узбекистан, как центр всего региона. Традиция эта заложена еще Збигневым Бжезинским.

Начал действовать в указанном русле еще Каримов, а Мирзиёев продолжил политику. Хотя с некоторыми изменениями. В частности, начал укреплять связи с другими центральноазиатскими государствами, а также международными институтами.

— В то же время Ташкент сохраняет тактику балансирования между ведущими державами – Россией, Китаем и Соединенными Штатами, — говорится в работе.

Эта балансировка в числе прочего включает «отстранение от военных альянсов или ведомого Москвой Евразийского экономического союза».

Далее запрет на использование узбекской армии за рубежом, равно как и размещение иностранных военных баз на своей территории. Естественно, невмешательство во внутренние дела других стран.

Тем не менее, со времен Каримова сохранился целый комплекс проблем во взаимоотношениях с соседями. Среди них:

  • трансграничный терроризм,
  • неразвитость транспортной инфраструктуры,
  • пограничные и водные споры.

Лаумулин отмечает еще два важных для стратегии Узбекистана фактора. Во-первых, во всех соседних странах (а это не только государство Центральной Азии) есть крупная узбекская диаспора. Во-вторых, Узбекистан расположился на пересечении любых транспортных проектов в регионе.

— Данный фактор эксперты считают жизненно важным для сохранения стабильности в этой части Евразии, — пишет эксперт.

К соседям присмотреться повнимательнее

Выступая с посланием парламенту в декабре 2017 г., Мирзиёев объявил о принципе «главный приоритет внешней политики Узбекистана – Центральная Азия». И приступил к делу.

По мнению эксперта, началом нового этапа кооперации «условно можно считать Консультативную встречу глав государств ЦА». Она прошла 15 марта 2018 г. в Астане по инициативе Мирзиёева. Тогда главы государств поддержали его предложения.

— В частности, Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что объединение потенциала центральноазиатских государств выгодно для всех народов, проживающих в них, — отмечает исследователь.

Спорные вопросы с соседями у Узбекистана еще есть, но власти их пытаются урегулировать. Однако его финансовые и торговые возможности пока значительно слабее, чем у Казахстана.

— Именно поэтому Узбекистан не отказывается от внеблокового статуса и не обсуждает вопросов единства региона, предпочитая развитие двусторонних связей. При условии увеличения экономической мощи, к чему есть предпосылки, страна может изменить тактику в отношении сопредельных республик. И перейти к построению многостороннего регионального экономического взаимодействия, — пишет он.

К нам из Узбекистана идет не только товар, но и трудовые мигранты

Отдельно эксперт проанализировал отношения Узбекистана с соседями, начав с нас. Основной его тезис: с приходом Мирзиёева началось «серьезное продвижение на казахстанско-узбекском направлении». И это отмечают все наблюдатели.

Важную роль в этом сыграл первый визит узбекского руководителя в Казахстан в марте 2017 г. Тогда Мирзиёев возглавил солидную делегацию, а итоги многие расценили как полное обновление казахстано-узбекских отношений. Хотя следует отметить, что особо напряженными они не были никогда. И даже по болезненным вопросам улучшение началось еще в последние годы правления Каримова.

Например, ранее Астана и Ташкент договорились о постепенном снижении к 2020 г. размера акцизов на некоторые казахстанские товары.

Кстати, торговлей наше взаимодействие не ограничивается. В Казахстан достаточно часто приезжают на заработки из других стран, в том числе и из Узбекистана. Автор привел статистику, согласно которой только в Южном Казахстане трудовых мигрантов из Узбекистана свыше 200 тыс. человек. И это еще примерные данные.

Однако наше вхождение в ЕАЭС «накладывает определенный отпечаток на экономическое сотрудничество с Узбекистаном». Хотя к поискам разумного компромисса готовы и мы, и они, что неоднократно демонстрировалось.

— Уже достигнуты договоренности по обеспечению условий для экспорта на другие рынки ЕАЭС автомобилей совместного производства. Оказанию помощи фармацевтическим производствам Узбекистана при государственной регистрации в Казахстане лекарственных средств. Формирование рабочей группы по обсуждению создания «Зеленого коридора» для взаимных поставок плодоовощной и другой продукции. Решение возникающих сложностей при пересечении грузов через пропускные пункты двух стран, — перечисляется в работе.

Результаты вполне положительны, о чем свидетельствует рост объемов взаимных перевозок железнодорожным транспортом.

Только за два первых месяца 2018 г. он увеличился на 44% по сравнению с аналогичным периодом 2017. Товарооборот по итогам 2017 г. вырос на 31% и составил 2 млрд долларов.

Начнет ли Ашхабад участвовать в блоках и альянсах?

С Туркменистаном у Ташкента тоже налажено вполне плодотворное сотрудничество. Причем здесь большое значение имела прокладка газопровода из Туркменистана в Китай, который вступил в действие в 2009 г. Были и другие проекты. Сейчас Узбекистан экспортирует в Туркменистан автомобили, сельхозтехнику, минеральные удобрения и продовольствие. Обратно идут нефть и нефтепродукты.

Особое значение Мирзиёев придает транспортно-коммуникационным потенциалам трех стран. Государства реализуют стратегии развития транспортного сектора, куда инвестируются значительные средства.

— Президент Узбекистана предложил объединить национальные транспортные стратегии трех стран и сформировать единый центральноазиатский транспортный хаб, — напомнил Лаумулин.

В ходе первого визита Мирзиёева в Туркмению в марте 2017 г. страны заключили Договор о стратегическом партнерстве. Во время ответного визита Бердымухамедова в апреле 2018 подписали целый ряд двусторонних соглашений — от транспортной сферы до культуры и образования. И это не считая более узкоспециализированных документов.

— Кроме того, в ходе визита туркменский лидер выступил с инициативой создания Консультативного Совета глав государств Центральной Азии. Что можно расценить как наметившийся отход Ашхабада от курса на неучастие в каких-либо объединениях, — пишет Лаумулин.

Правда, отмененное ранее безвизовое сообщение так и не восстановили. Возможно, предполагает эксперт, тут может помочь подписанный протокол «о внесении изменений и дополнений в Соглашение о переходе через туркменско-узбекскую границу людей, обслуживающих хозяйственные объекты». Подписали его главы обоих государств.

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()