За эту девушку постоянно пытаются заплатить в ресторане — история Гулназ

20 января 2019 19:43 Источник:  sputnik.kg

"Мужчины боятся брать незрячих девушек в жены. Думают, что они будут плохими келинками и не смогут выполнять домашнюю работу. Знаете, люди сильно ошибаются", — говорит Гулназ Жузбаева.

Девушка не только возглавила Кыргызскую федерацию незрячих, но и открыла курсы, где такие же граждане, как она, учатся жить без помощи окружающих. 

— Гулназ, ваш недуг врожденный или приобретенный?

— В детстве у меня было слабое зрение. Родители поняли, что есть проблемы, когда мне было три года. Стали водить меня по врачам, те в итоге выявили пигментную дегенерацию сетчатки. Никто не знает, из-за чего это происходит и как лечится. 

© Sputnik / Эркин СадыковОснователь "Кыргызской федерации незрячих" Гулназ Жузбаева

— В кино часто показывают, как дети травят ровесников, которые чем-то отличаются от них…

— Было такое. Я училась в обычной сельской  школе. В начальных классах надо мной издевались и называли "слепой". Первое время я старалась не отвечать, но позже пришло осознание: буду тихоней — задавят.

Я стала скрывать от окружающих, что у меня проблемы со зрением. Чтобы одноклассники ни о чем не догадались, заранее учила наизусть главы из учебников. Тогда я еще могла читать, поднося книгу близко к глазам и включая светильник. Это только ухудшило зрение. К окончанию школы я практически перестала видеть.

— Легко ли вы поступили в университет?

— Один год после школы я провела дома: родители и слышать не хотели о том, чтобы отпустить меня в город. Я тогда тоже не верила, что, будучи незрячей, смогу жить самостоятельно. Но наступил сентябрь, все одноклассники разъехались, а я осталась в селе… Было обидно: я окончила школу почти с отличием и не могу учиться дальше, а остальные — даже троечники — поступили в вузы.

Тогда я показала характер — заявила родным, что буду поступать. Все вокруг твердили, что я не сдам экзамен, но я сдала! Стала изучать иностранные языки в Каракольском госуниверситете.

— Трудно было освоиться в чужом городе?

— Отец продал все, что мог, взлез в долги, но купил мне квартиру в трех минутах ходьбы от университета. Первое время он переживал, думал, что придется всюду меня сопровождать. Каждый день провожал до университета, а потом встречал после занятий.

Однажды нас отпустили пораньше. В тот день я впервые пришла домой сама. Я не видела лица папы, но услышала, как он заплакал. Понял, что я могу передвигаться самостоятельно. Тогда я еще немного видела при дневном свете, но в помещении зрение меня подводило.

— Как вы учились? Надо же было много читать…

— Мне помогали подруги. Я по-прежнему старалась скрывать от остальных свой недуг и ночи напролет зубрила материал — жалеть себя не приходилось… К третьему курсу я выдохлась. Призналась преподавателям, что почти ничего не вижу и хочу бросить учебу. Они смогли уговорить меня не делать этого, и сейчас я им очень благодарна.

— Как вы устроились на работу?

— Я стала учителем английского языка в школе села Бостери. Там тоже скрывала свою болезнь. Ученики не догадывались, что я не вижу их лиц и не могу разглядеть, что написано на доске. У меня была одна хитрость: я всегда просила написать дату и тему урока кого-нибудь из отличников. Подруга, которая работала в той же школе учителем математики, помогала мне проверять тетради.

Я сумела принять себя намного позже, когда переехала в Бишкек. Однажды встретилась со знакомой из Каракола. Та говорит: "Смотри, звезда упала". Я ответила, что не вижу, и она удивилась: "Надо же, как у тебя зрение испортилось!". Я спокойно объяснила, что вообще никогда не видела звезд.

— Как вы решились на переезд в столицу?

— После самоубийства лучшей подруги (той самой, которая преподавала математику) у меня началась сильнейшая депрессия. Родители пытались как-то помочь и предложили пройти курсы массажистов для незрячих.

Я приехала в Бишкек, поселилась в общежитии. Со мной в комнате жили еще четыре девушки. Надо было решить, кто станет убирать, кто готовить, но оказалось, что девчонки не умеют даже мыть посуду!

— Вы ведь так и не стали массажистом?

— Нет. Поработала полгода и поняла, что это не мое. Мне не хотелось притрагиваться к чужому телу. Параллельно я искала курсы английского языка, чтобы улучшить навыки, но меня никуда не принимали: "А как вы собираетесь читать и писать? Извините, у нас нет опыта работы с такими, как вы".

— Вы ведь улетели в США, чтобы пройти курсы для незрячих, верно?

— Да, о них мне рассказал сосед. Я тогда плохо представляла, куда и зачем лечу, просто решилась на авантюру.

Школа находилась в Луизиане. Меня встретили, дали трость и за пять минут показали, как ею пользоваться. "Ты можешь ходить где вздумается, тут никто никого не водит", — сказали мне. Я занималась в течение года. Незрячих обучали навыкам самостоятельной жизни, объясняли, как пользоваться компьютером и смартфоном, установив там специальные программы. Но главное — я впервые почувствовала свободу: благодаря трости я наконец могла ни от кого не зависеть!

— Сейчас вы сами обучаете незрячих. Что они могут узнать на ваших курсах?

— Тренинг длится шесть месяцев. Люди учатся читать и писать шрифтом Брайля, пользоваться компьютером и смартфоном, передвигаться по городу без посторонней помощи. Также мы объясняем, как вести домашнее хозяйство: готовить, стирать, убирать. Наконец, обучаем русскому и английскому языкам. Записаться на курсы может любой желающий. (С сотрудниками школы можно связаться по телефонам (0773) 65-66-17 и (0707) 37-73-73. — Ред.)

Все это бесплатно, мы также предоставляем слушателям курсов жилье в Бишкеке. Кстати, я считаю, что незрячие не должны привыкать к иждивенчеству. Мы можем и сами о себе позаботиться!

Наверное, проблема в менталитете. Родители незрячего ребенка думают: "Ну неужто мы сами его не прокормим?" — и пытаются оградить свое чадо от окружающего мира. Такие дети даже не знают о существовании школ! Много лет спустя родители понимают, что ошибались, но время-то упущено… Я знаю людей, которые научились писать свое имя только в 35 лет.

— Как окружающие реагируют на незрячих?

— Они видят не человека, а трость! Первая реакция — помочь как можно скорее. За тебя хватаются со словами: "Пойдемте, я знаю, куда идти". На самом деле это очень мешает: ты ведь сосредоточен, прислушиваешься к шуму транспорта, "ловишь" движение воздуха… В общем, прежде чем кому-то помогать, спросите, нужно ли ему это.

Еще нам часто хотят дать денег. Зайдешь в кафе пообедать, просишь принести счет, но выясняется, что за тебя уже кто-то заплатил. Или покупаешь хлеб, даешь продавцу 200 сомов, ждешь сдачи, а он протягивает тебе пакет с буханкой и возвращает твою же купюру. Я в таких случаях говорю, что сама зарабатываю и могу купить себе еду. Прошу взять деньги. Знаете, что делает продавец? Он старается отдать те же 200 сомов, но мелкими купюрами! Я сразу это понимаю, а он удивляется: "Как вы догадались?". Ну я же прекрасно знаю, какие банкноты на ощупь: они разной формы, есть побольше, есть поменьше.

Кстати, хочу отметить, что никто никогда не пытался меня обмануть и подсунуть меньше денег!

— Что должны сделать власти, чтобы незрячим было удобнее передвигаться по городу?

— Я бы не ставила вопрос таким образом, ведь не Бишкек должен адаптироваться под нас, а мы под него. Нам не нужны особые условия, хочется только, чтобы тротуары были ровными и чтобы люки были закрыты. Но это желание всех горожан.

Радует, что в троллейбусах стали называть остановки, но поймать нужную маршрутку до сих пор трудно. Приходится просить о помощи других. Проблема в том, что человек, к которому ты подошел, может быть в наушниках, и пока до него докричишься, мимо пройдет не одна маршрутка. Четыре года назад мы обращались в мэрию, попросив смонтировать на остановках систему, которая сообщала бы номер приближающегося транспорта, но нам сказали, что это дорого.

— Легко ли незрячим создавать семьи?

— Все зависит от человека. Совершенно здоровые люди тоже не всегда могут найти вторую половину. Мы сами ставим себе барьеры: а вдруг родственники не поймут? А вдруг не примут?

Считается, что незрячим мужчинам легче создать семью. Женщинам труднее из-за менталитета, ведь, став келинками, они должны выполнять домашнюю работу. Люди думают: "Как незрячая будет готовить и убирать? Какая жена из нее получится?". Да отличная жена! Наши девочки могут все.

Обязательно прочитайте рассказ Акпара Мендебаирова. Этот преподаватель Юракадемии тоже незрячий, но списать на его парах не получится