Власти Киргизии второй раз забыли подготовиться к введению автогражданского страхования

11 февраля 2019 12:33 Источник:  StanRadar

7 февраля в Киргизии вступил в силу закон об обязательном автогражданском страховании (ОСАГО). По крайней мере, юридически. На практике закон работать не может, потому что правительство не утвердило ни порядок выдачи лицензий страховщикам, ни размеры страховых взносов, ни другие необходимые подзаконные акты. Судя по всему, начало действия ОСАГО, которое пытаются внедрить в стране с 2015 года, снова будет отсрочено. И Киргизия еще много лет будет оставаться единственной страной СНГ, где конфликты на дорогах решаются не через страховщиков и даже не через суд, а посредством неформальных переговоров с привлечением племенных лидеров.

Кто ответит за аварию

ОСАГО — это не страхование автомобиля, как думают многие. Предметом страховки является автогражданская ответственность — то есть те случаи, когда водитель становится виновником ДТП и обязан возместить ущерб пострадавшей стороне. Если у виновника аварии есть ОСАГО, ремонт чужих поврежденных автомобилей и лечение пострадавших оплачивает страховая компания. Сам водитель должен лечиться и чинить машину за свой счет. Если он хочет, чтобы и за это платил страховщик, то ему надо дополнительно оформить другой вид страховки — КАСКО. В отличие от ОСАГО, полис КАСКО приобретается добровольно.

Страхование ответственности (в том числе обязательное) практикуется не только в автомобильной сфере. Например, часто страхуется ответственность владельцев опасных производственных объектов. Обязательными подобные виды страхования делают для защиты интересов пострадавших. Если у виновника происшествия есть страховка — потерпевший получит компенсацию быстро, гарантированно, без длительных судебных разбирательств и без многолетнего преследования должника судебными приставами.

Впервые в истории автогражданская ответственность была застрахована в 1898 году. Американец Трумэн Мартин за $12,25 приобрел в страховой компании Travelers Insurance Company полис, гарантирующий, что если он на своем автомобиле врежется в конный экипаж — оплачивать ущерб на сумму до $500 будет не он. В 1925 году, когда количество автомобилей на дорогах увеличилось, в штате Массачусетс впервые было введено обязательное страхование автогражданской ответственности. Постепенно ОСАГО ввели и в других штатах США, а к 1950-м годам это новшество распространилось по Европе. После этого зародилась международная система «зеленой карты», подразумевающая взаимное признание европейскими странами полисов ОСАГО.

В Российской империи в 1913 году были утверждены «Общие условия страхования убытков владельцев моторных экипажей», в числе прочего включавшие в себя и положения об автогражданской ответственности. В СССР в 1920-е годы обсуждалась идея введения ОСАГО, однако она была признана несерьезной. Личных автомобилей в стране тогда было ничтожно мало. В 1960-е годы власти СССР вернулись к этому вопросу и начали разрабатывать систему ОСАГО, однако снова что-то не сложилось. Как результат — в 1990-е годы на дорогах всех постсоветских стран воцарилась анархия, гармонично сочетавшаяся с ростом преступности. Каждый автовладелец должен был сам возмещать ущерб всем пострадавшим от его неловкости. Теоретически это надо было делать через суд, но на практике чаще действовал «закон джунглей». Нередко доходило до очевидной несправедливости: за поцарапанное крыло дорогого автомобиля вполне можно было расстаться с квартирой, а то и с жизнью.

В России вопрос введения ОСАГО вяло обсуждался законодателями на протяжении всех 1990-х годов, но в итоге соответствующий закон приняли лишь в 2002 году, а вступил в силу он в 2003-м. Автомобилисты восприняли идею обязательной страховки, мягко говоря, без восторга. Никто не верил в страховые принципы, никто не хотел ежегодно уплачивать «дополнительный налог». Но постепенно россияне привыкли к новой системе. Они обнаружили, что в случае незначительного ДТП никто не мешает им при желании по-прежнему неофициально «договориться» с пострадавшим, не портя страховую историю. А в случае серьезной аварии с крупным ущербом помощь страховщика оказывается весьма кстати. Примеру России последовали и другие постсоветские страны. Примерно к 2011 году ОСАГО ввели все страны СНГ, кроме Киргизии.

Страшная страховка

Страховой рынок Киргизии трудно назвать успешным. Если в тех же США и Европе страховка является привычным элементом жизни нескольких поколений, то недавним гражданам СССР эта идея кажется новой и подозрительной. Конечно, в СССР существовал Госстрах, но это была государственная компания, скорее упорядочивающая систему выплаты бюджетных компенсаций, нежели реализующая рыночные страховые принципы.

В Киргизии «капиталистическое» страхование стартовало на бумаге довольно бодро. Уже в 1991 году был принят первый закон «О страховании» и даже учрежден специальный орган — Государственный страховой надзор (в 2000 году его упразднили). Однако на практике соответствующий рынок начал потихоньку развиваться лишь во второй половине 1990-х годов. В 2003-м была утверждена Концепция развития страхового рынка до 2010 года. Как результат, в 2005-м объем выплаченных страховых премий увеличился впятеро по сравнению с 1998 годом. Впрочем, это было несложно, если учесть, что увеличение происходило фактически с нуля, а точнее, с 25,2 до 128,4 миллионов сомов.

 
На месте ДТП в Бишкеке. Фото с сайта Kloop.kg

До 2008 года в Киргизии существовал только один вид обязательного страхования: граждане, призываемые на военные сборы, должны были страховать свою жизнь и здоровье. Затем был принят закон, вводивший четыре вида обязательного страхования. Все они касались несчастных случаев. Застраховать свою ответственность должны были транспортные компании на случай причинения вреда пассажирам, работодатели на случай производственных травм, а также владельцы опасных производственных объектов и перевозчики опасных грузов. В 2016 году было внедрено также обязательное страхование жилых помещений от пожара и стихийных бедствий. Но этот вид страхования осуществляет государство, причем на льготных условиях. По сути, это скорее социальная программа, нежели полноценная страховка.

Количество страховых компаний на рынке в Киргизии на протяжении многих лет колебалось между десятью и двадцатью. В 2013 году председатель правления страховой компании «НСК» Энвер Хавазов отмечал, что бюджет всех пятнадцати киргизских страховщиков примерно равен бюджету одной казахстанской компании. Летом 2018 года впервые был преодолен рубеж в 20 компаний — на тот момент на киргизском рынке насчитывался 21 страховщик. Но в январе 2019 года стало известно, что теперь на рынке действуют уже лишь 16 компаний.

Бедность страховщиков и недоверие населения к ним — самовоспроизводящаяся система. Люди не желают страховаться, поэтому у компаний мало клиентов и мало денег. Компании бедствуют — поэтому при наступлении страхового случая вынуждены сделать все, чтобы уменьшить размер выплат. Клиенты остаются недовольны — поэтому их родственники, соседи и друзья страховаться уже не желают. В результате компании еще больше бедствуют, и все продолжается по кругу.

Эксперты отмечают, что развитию страхового рынка в Киргизии мешают также низкие доходы населения и отсутствие надежных финансовых инструментов для хранения средств. Если человек с трудом изыскивает деньги на еду и одежду, страховка чего бы то ни было превращается для него в недостижимую роскошь. Ну а если деньги все же нашлись — страшновато отдавать их страховщику в стране, где даже банальная платежная система в любой момент может оставить клиентов в подвешенном состоянии. Базовый принцип страхования — «купи полис и забудь о рисках» — в таких условиях не работает. Скорее, в жизни человека после приобретения полиса, наоборот, появляется дополнительный риск: не разорится ли страховщик? Не рухнет ли обслуживающий его банк? Не потеряются ли деньги из-за сомнительных операций? А что, если страховщик вообще мошенник?

Обязательное и полуобязательное страхование в таких условиях едва ли не единственная отдушина для страхового рынка. На сегодняшний день киргизские страховщики выживают именно за счет существующих видов обязательного страхования, а также благодаря банкам, которые при выдаче кредитов требуют страховать залоговое имущество. Конечно, появление такой востребованной услуги, как ОСАГО, сильно оживило бы рынок. Поэтому именно страховщики являются главными сторонниками этой идеи. Граждане в ответ обвиняют их в продвижении собственных бизнес-интересов и не желают слушать их доводы.

Отстающие по ОСАГО

Впервые идея внедрения ОСАГО более-менее серьезно обсуждалась в Киргизии в 2010 году. Однако ее быстро «похоронили». Вернуться к теме пришлось при вступлении в Евразийский экономический союз в 2015 году. Тогда стране напрямую поставили условие ввести ОСАГО. Надавили на Киргизию и в Организации экономического сотрудничества. Там стартовал проект «Белая карта ОЭС», в рамках которого машинам из Киргизии, Казахстана, Таджикистана, Ирана, Турции, Афганистана и Пакистана будет разрешено транзитом беспрепятственно пересекать границы.

В результате в июле 2015 года в Киргизии оперативно был принят закон о внедрении ОСАГО, который должен был вступить в силу 7 февраля 2016 года. Законодатели не учли одного: слабое понимание принципов страхования в Киргизии сочетается с сильным и беспокойным гражданским обществом. Обсуждение этой темы стало настолько горячим, что правительство быстро согласилось отсрочить введение штрафов за отсутствие страхового полиса до 2018 года. А затем было принято еще более радикальное решение — вступление всего закона в силу отложили до 7 февраля 2019 года.

Теоретически на протяжении последующих двух лет в стране должна была вестись пропаганда ОСАГО, и каждый гражданин должен был осознать, насколько это важный и удобный инструмент. Однако этого не произошло: большинство населения по-прежнему путает ОСАГО то с КАСКО, то вообще с налогом на владение автомобилем. Более того: чиновники даже не приняли подзаконные акты, позволяющие каждому автовладельцу четко осознать — куда он должен прийти за полисом до 7 февраля, сколько обязан заплатить и какой штраф грозит за отказ от этих действий. На сегодняшний день имеются лишь предварительные расчеты, согласно которым полис в зависимости от типа автомобиля и стажа владельца будет стоить от 1600 до 6500 сомов ($23-93).

 
Авторынок в Бишкеке. Фото с сайта Azattyk.org

За полгода до вступления закона в силу стало ясно, что власти вновь идут на попятную. Летом 2018 года Госфиннадзор Киргизии предложил в течение трех месяцев после 7 февраля 2019 года не взимать с автомобилистов штрафы за отсутствие ОСАГО. Эту идею резко раскритиковали страховщики. Но в Госфиннадзоре не отступились, предложив лишь одну поправку — чиновники рассудили, что иностранных автовладельцев можно штрафовать уже с февраля, а вот киргизские автомобилисты могут получить отсрочку даже не до мая, а до августа. А 21 января 2019 года группа депутатов Жогорку кенеша (парламента) вынесла на общественное обсуждение законопроект, согласно которому внедрение ОСАГО должно быть отсрочено еще на два года — до 7 февраля 2021 года.

5 февраля 2019 года Кыргызская ассоциация страховщиков распространила открытое письмо к руководству страны, вежливо напомнив, что за следующие два дня неплохо было бы утвердить правила страхования, тарифы, лимиты ответственности, порядок выдачи лицензий на продажу полисов ОСАГО и прочие необходимые подзаконные акты. В ответ пресс-служба аппарата правительства объявила, что депутатский законопроект об отсрочке внедрения ОСАГО на два года всецело одобряется чиновниками. В правительстве пояснили, что стране и так пришлось нелегко из-за вступления в силу пяти новых кодексов (Уголовного, Уголовно-процессуального, Уголовно-исполнительного, Кодекса о проступках и Кодекса о нарушениях), которые на поверку оказались непродуманными и требующими серьезных исправлений. В итоге вся правоохранительная система (включая штрафы за дорожные нарушения) едва ли не претерпела коллапс. Какие уж тут штрафы за ОСАГО?

Но одобрить двухлетнюю отсрочку по всем правилам власти уже не успевали. Проект, пока еще только вынесенный на общественное обсуждение, надо внести в парламент, принять в трех чтениях, отдать на подпись президенту, опубликовать… Поэтому с юридической точки зрения 7 февраля в Киргизии все же начал действовать закон об ОСАГО. В стране, где люди всерьез относятся к букве закона, это вызвало бы массовое недоумение, стало бы причиной хитроумных судебных разбирательств и попало бы в учебники истории права как чудовищный казус. Но граждане Киргизии, привычные и не к такому, не особенно взволнованы.

Договоры без посредников

Пресс-секретарь ГУОБДД Тилек Оторов в беседе с изданием Kloop заявил, что ни о каких штрафах речь пока, конечно же, не идет. «Милиция имеет право проверять наличие полиса ОСАГО. Но из-за того, что механизм еще не разработан, наши сотрудники будут проводить объяснительные работы», — растерянно пояснил Оторов. Остается только гадать, как будут выглядеть эти «объяснительные работы». «Гражданин! Предъявите полис ОСАГО! У вас его нет? Все правильно. У вас его нет, потому что ОСАГО в стране как бы есть, но в то же время его как бы и нет. Когда оно действительно появится — не забудьте застраховаться. Счастливого пути!»

Издание KaktusMedia за последний месяц провело два онлайн-опроса, участникам которых предлагалось выразить свое мнение о сложившейся ситуации. В опросе от 21 января 72% читателей выступили за отсрочку ОСАГО до 2021 года и лишь 27% сочли, что страхование надо вводить немедленно. Во втором опросе, проведенном 7 февраля, за отсрочку ОСАГО высказались 61% пользователей, а против — 39%. Конечно, можно сказать, что за две недели численность сторонников страхования несколько возросла. Однако логичнее предположить, что граждан просто разозлила нерасторопность правительства, которое не выполнило в срок возложенные на него обязанности. Но даже после этого противники ОСАГО остались в большинстве.

В пресс-службе аппарата правительства заверяют, что до 2021 года можно будет разработать «еще более углубленный комплекс мер, который обеспечит максимально безболезненный и эффективный переход». Отметим, что вообще ничего не менять — это, наверное, самое безболезненное, что можно придумать. А эффективность — это уже другой вопрос.

Киргизия при этом остается страной с крайне высоким уровнем аварийности и смертности на дорогах. Многие водители считают, что даже самые базовые правила, такие как запрет проезда на красный свет, совершенно необязательны для исполнения. Но решать вопросы возмещения ущерба как в случае ДТП, так и во всех иных ситуациях граждане предпочитают без вмешательства государственных органов и тем более страховых компаний. Уголовные дела в Киргизии очень часто закрываются в связи с примирением сторон — за этой формулировкой, как правило, скрываются переговоры неформальных племенных лидеров и неофициальная выплата ущерба. «В ДТП сейчас выигрывает тот, у кого больше связей и знакомств, вне зависимости от того, кто виновен в происшествии», — констатировал в беседе с газетой «Вечерний Бишкек» эксперт по перевозкам Бакыт Молдожанов.

А ведь порой привычка к неформальному решению вопросов оборачивается средневековой дикостью. На днях стало известно о вынесении приговора одному из участников расправы над предполагаемым скотокрадом, учиненной в Джалал-Абадской области еще в 2014 году. Мужчина умер от ран, нанесенных, когда его ноги связали, просунули под веревку плеть и долгое время скручивали. Изначально в самосуде подозревали семерых мужчин, но к лишению свободы в итоге приговорили только одного, а еще один фигурант был признан невменяемым. Родственники погибшего от претензий к подсудимому отказались. В суде они попросили не лишать его свободы. Возможно, и тут не обошлось без «возмещения ущерба», проведенного вне правового поля. Со стороны все это может выглядеть страшно, но, похоже, многим гражданам Киргизии такая система кажется более привычной и понятной, чем разрешение конфликтов через каких-то незнакомых чиновников или сотрудников страховых компаний.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()