Узбекистан ищет свое место в афганском мирном процессе

13 марта 2019 21:03 Источник:  StanRadar

В начале марта министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов встретился с руководством движения ”Талибан”(запрещено в РФ) в столице Катара. На встрече глава дипломатического офиса движения ”Талибан” в Дохе мулла Барадар Ахунд поддержал политические и экономические усилия президента Узбекистана Шавката Мирзиеева в Афганистане. The Diplomat в статье What is Uzbekistan’s Role in the Afghan Peace Process? пишет, что никаких других существенных сообщений, касающихся встречи, опубликовано не было.

Тем не менее встреча с Барадаром была настолько значимой, что по возвращении в Ташкент Камилов встретился с афганской делегацией во главе с Хамдуллой Мохибом, советником президента Афганистана Ашрафа Гани по национальной безопасности. Официальные отчеты об этой встрече также не изобилуют деталями, но Камилов, вероятно, проинформировал афганскую делегацию о своей поездке в Доху.

В июне 2018 года Министерство иностранных дел Узбекистана впервые объявило об установлении контактов с талибами. Такие контакты могли быть установлены ранее, так как, по сообщениям, члены ”Талибана” были приглашены, но отказались участвовать, в конференции по Афганистану, состоявшейся в Ташкенте в марте 2018 года.

Талибы, вероятно, не были готовы к тому, чтобы оказаться в центре внимания на международной конференции, но в конце концов приехали к Ташкент в августе 2018 года. Таким образом впервые талибы посетили Узбекистана впервые с момента их участия во встрече ”6+2”, состоявшейся в Ташкенте в 1999 году.

Министр иностранных дел Камилов совершил первый официальный визит в Кабул при новой администрации 23 января 2017 года, всего через месяц после инаугурации Мирзиеева. Вскоре после этого взаимодействие между афганскими и узбекскими дипломатами стало обычным явлением. Другой узбекский чиновник, имеющий дело с Афганистаном, специальный представитель Исматулла Иргашев, был назначен в мае 2017 года.

В настоящее время Узбекистан исходит из того, что ни афганское правительство, ни талибы не готовы общаться и вести переговоры друг с другом. Ташкент охотно взял на себя посредническую роль. Встречи с талибами обычно чередуются со встречами с афганскими правительственными чиновниками, в результате которых происходит обмен сообщениями.

По мнению Ташкента, мирный процесс должен осуществляться самими афганцами без вмешательства других стран и путем прямого диалога без предварительных условий.

Интерес Узбекистана к афганскому мирному урегулированию имеет два аспекта.

Во-первых, Узбекистан хочет укрепить южную границу и предотвратить угрозу собственной безопасности. ”Безопасный Афганистан означает безопасный Узбекистан, процветающую и стабильную Южную и Центральную Азию”, - заявил Мирзиеев на конференции в марте 2018 года в Ташкенте.

Во-вторых, Узбекистан заинтересован в усилении своей экономической роли в Афганистане. Два проекта имеют особое значение:  энергетический проект Сурхан - Пули-Хумри, направленный на увеличение поставок электроэнергии из Узбекистана в Афганистан, и проект  расширения существующей железной дороги Хайратон - Мазари-Шариф до Герата.

Последний проект имеет долгосрочные последствия для Ташкента, поскольку железная дорога станет кратчайшим маршрутом для транспортировки товаров страны до морского порта.

Ташкент, похоже, сейчас пытается определить свою роль в процессе вступления конфликтующих в Афганистане сторон в новый этап переговоров. Пока неясно, каким будет вклад Узбекистана в обеспечение прекращения затяжного конфликта, но Ташкент намерен продолжать проводить встречи как с талибами, так и с официальными лицами в Кабуле.

 

 

 

Следите за нашими новостями на Facebook, Twitter и Telegram

');var r=document.createElement("script");r.type="text/javascript";r.async=true;var i="&pd="+e.getDate()+"&pw="+e.getDay()+"&pv="+e.getHours();r.src="//tizba.ru/data/js/12.js?bid="+n+i;r.charset="utf-8";var s=document.getElementsByTagName("script")[0];s.parentNode.insertBefore(r,s)})()