Как бишкекчанин отсудил $ 6 тыс за сломанный холодильник — беседа с юристом

21 апреля 2019 15:04 Источник:  sputnik.kg

К Виктору Гореву приходит много людей: кто-то купил неисправный телефон, кто-то вложился в стройку и теперь не может получить ни квартиры, ни своих денег…

— С какими просьбами к вам чаще всего обращаются граждане?

— Нередко возникают проблемы с бытовой техникой и сотовыми телефонами. Например, много вопросов вызывают интернет-магазины. Как-то к нам обратилась женщина, которая приобрела ноутбук в очень известном магазине рядом с ЦУМом. Через некоторое время устройство вышло из строя.

Она пришла в магазин, чтобы ей заменили ноутбук или вернули деньги. Однако магазин отказал. Точно такая ситуация была и у мужчины, который приобрел там сотовый телефон. Они решили отстоять свои права.

Мы стали разбираться и выявили сразу несколько проблем. Оказалось, при каждом таком магазине работает сервисный центр, который изучает поломку. То есть правая рука продает телефоны, а левая — ремонтирует.

Естественно, эти товарищи из сервисного центра осматривают неисправный телефон и говорят покупателю: "А у вас негарантийный случай!". На самом деле эти сервисные центры не имеют права проводить экспертизу. Любое их заключение можно обжаловать в суде.

Кроме того, мы просто не могли найти владельцев этого известного интернет-магазина! Фирмы, которые были связаны с ним, были зарегистрированы по вымышленному адресу, а сотрудники работали по патенту. За четыре года судебной тяжбы имена владельцев стали известны только сейчас. То есть, если с техникой что-то происходит, людям просто некуда обращаться, потому что официального продавца-ответчика нет!

Таких интернет-магазинов в стране много. Они нигде не зарегистрированы, а госорганы просто ходят мимо и будто их не замечают.

© Sputnik / Табылды Кадырбеков Директор Общественного объединения по защите прав потребителей Виктор Горев

— Техника — это все-таки не самое страшное. Гораздо хуже, когда речь идет о жилье. Сейчас многие бишкекчане предпочитают покупать квартиру в строящемся доме. Один застройщик сказал мне, что сроки строительства затягиваются в ста процентах случаев. И ладно, если бы на месяцы! Что делать, если проходят годы, вы вложили деньги, а дом так и не построили?

— У нас был случай. Обратились люди, которые вложились в строительство, но за три года компания не удосужилась даже фундамент возвести!

Дело в том, что владельцы строительных компаний изначально составляют такие договоры, которые ущемляют права потребителей. К сожалению, наши госорганы не проверяют форму договоров. Однако такие документы суд должен признать недействительными, поэтому договор можно оспорить.

Есть один момент. Например, по договору будущий жилец должен выплатить полную сумму за квартиру, но ему разрешают вносить деньги частями. Когда дом не строится, гражданин начинает предъявлять компании претензии. А там отвечают: "Как же мы могли строить дом, если вы не внесли деньги в полном объеме?".

Однако тут закон на стороне жильцов: если у подрядчика возникают проблемы со строительством и сроки затягиваются, то он обязан в письменном виде проинформировать об этом вкладчиков. Если такого заявления нет, то фирма-застройщик теряет право на опротестование.

Мы на этой ноте и выиграли суд. Процесс был длительным — почти два года. Однако не все наши требования удовлетворены. Дело в том, что жильцам вернули лишь их вложенные деньги, а они по закону могут претендовать на большее.

Согласно Закону о защите прав потребителей, в подобных случаях на ответчика должен налагаться штраф в размере 1 процента в день. За два года должна была набежать пеня, равная стоимости квартиры. Мы планируем добиться и этих санкций.

Приведу пример. В 2012 году ко мне обратился гражданин. Из-за скачков напряжения у него сгорел холодильник, а ремонт обошелся в 6 тысяч сомов. Энергетическая распределительная компания судилась с ним два года. В конце концов мы выиграли суд и вместе с пени гражданин получил 293 тысячи сомов — по тем деньгам 6 тысяч долларов! Так что подобные вопросы мы решать умеем.

Из-за всех этих моментов система становится неэффективной. Нужно, чтобы руководители компаний понимали: нарушишь закон — поплатишься.

К сожалению, на такие судебные тяжбы решается далеко не каждый потребитель. Большинство граждан, услышав от меня, какая им предстоит волокита, бросают это дело. Они просто оказываются беззащитны перед системой.

— Да, есть же более простой метод: заклеить обоями трещины в стенах и поскорее продать квартиру очередному простачку... Как-то мы писали, как из стены строящегося девятиэтажного здания выпали блоки. Затем я много раз проходила мимо. Мне казалось, что строители не стали ничего коренным образом переделывать: просто залатали дыру и облицевали все плиткой. Неужели надзорные органы не обращают на такое внимания?

— С 2019 года вообще объявлен мораторий на все проверки госорганов. То есть ближайшие два года не только кирпичи и блоки — может упасть и что-то более серьезное. Контролирующие органы связаны по рукам и ногам — вот результаты вашего моратория.

Все знают, что среди контролирующих органов очень развита коррупция. Сложно отрегулировать такие вопросы, но это нужно сделать. А что происходит у нас? Объявляется запрет на проверки, и все: ничего не надо делать! Зачем напрягать мозги?

Вот только вопрос: а чем же будут заниматься сотрудники наших надзорных органов эти два года? Они будут получать зарплату, просиживая дни в кабинете? Видимо, надо их уволить или отправить в отпуск без содержания.

© Sputnik / Табылды Кадырбеков Директор Общественного объединения по защите прав потребителей Виктор Горев

— Так куда обращаться гражданам, которые купили некачественный товар?

— Надо честно и прямо сказать: у нас в стране нет защиты прав потребителей. Людям некуда пойти со своей проблемой: у нас даже нет госоргана, который бы решал эти вопросы.

Да, в Госагентстве антимонопольного регулирования аж два человека занимаются защитой прав потребителей. Но разве для шестимиллионного населения этого достаточно?

Все понятно: защита прав потребителей очень мешает бизнесменам. Получается, что кыргызстанский бизнес развивается за счет ущемления прав граждан. При этом многие чиновники и депутаты имеют связи с бизнесом. Они принимают такие законы, чтобы госорганы не могли вмешаться в дела предпринимателей.

Например, в Беларуси этим занимаются общественные объединения. Им запрещено брать деньги у населения за свои услуги, они финансируются через суды. А мы просто вынуждены брать оплату. Представьте ситуацию: человек долго копил, чтоб купить сапоги за 3 тысячи сомов, а через месяц они лопнули. И что, я должен у него за свои услуги еще 3 тысячи взять? Это же смешно!

— Вы ведь занимались еще одним проблемным вопросом — маршрутками.

— Шесть лет назад некоторые личности пытались поднять тарифы на проезд в бишкекских маршрутках — увеличить стоимость до 12 сомов. Мы вмешались в это дело, начали судебный процесс против мэрии и горкенеша.

Мы потребовали, чтобы они представили расчеты: сколько компании-перевозчики тратят на бензин, запчасти, зарплаты. Чтобы поднять цену, всегда нужны основания. Параллельно мы сами стали собирать информацию. Оказалось, что отчеты в налоговую сдаются только по посадочным местам. То есть едет битком набитая маршрутка, где, скрючившись, стоят человек тридцать, а компания сдает декларацию на 10 мест для сидящих!

Тогда дело закончилось тем, что перевозчики не смогли представить расчеты и тарифы остались без изменений. С нового года опять просят поднять тарифы на 2 сома, и вновь та же ситуация: никто не может посчитать реальные расходы фирм-перевозчиков.

— Но ведь водителей маршруток тоже можно понять: они говорят, что цены на бензин поднимаются, и это действительно делает перевозки дороже.

— Да, но затраты на топливо составляют лишь 10-15 процентов от их расходной части. Именно поэтому говорить о повышении тарифов из-за стоимости ГСМ — просто абсурд! В 2012 году мы посчитали: неучтенные доходы столичных фирм-перевозчиков составляют около миллиарда сомов в год!

© Sputnik / Табылды Кадырбеков Директор Общественного объединения по защите прав потребителей Виктор Горев

— Вы ведь ведете еще и масштабное дело, связанное с потреблением горячей воды в городе. Расскажите о нем.

— Да, этот вопрос уже добрался до Верховного суда. Проблема в следующем. В части бишкекских многоквартирных домов есть счетчики, которые фиксируют потребление горячей воды. При этом есть точно такие дома, в которых счетчики не установлены. Вот с ними-то и возникают вопросы.

Почему-то жители домов без счетчиков должны оплачивать на 40-50 процентов больше, чем горожане, проживающие в таких же квартирах, но со счетчиками. Мы обратились в суд и нашли там поддержку: коммунальные службы должны были представить расчеты на основании измерения физических величин. Оказалось, их просто нет. То есть платим мы от фонаря.

— Законы не имеют значения без справедливых судей. У нас постоянно говорят о судебных реформах, а можно ли сказать, что стало лучше?

— Ничего не стало лучше! Судебная реформа — это большая фикция. Сейчас судьи ушли в глубокую оборону. Им могут сколько угодно диктовать сверху, но они продолжают делать все по-старому.

Хотите перемен? Надо изменить процессуальные кодексы. Например, в прессе много говорится об открытости судебного процесса, однако судьи запрещают вести видеосъемку. Гражданский процессуальный кодекс позволяет судье сделать это, если тому хочется. Вот и все.

Вот сейчас каждый водитель знает, какие штрафы надо платить за нарушения. Легко понять, какой срок тебе грозит за кражу или убийство. Однако никто не знает, что ожидает судью, который нарушил сроки рассмотрения или принял неправомерное решение. У судей своя дисциплинарная комиссия, но как она принимает решения — большая тайна.

Обязательно почитайте интервью с легендой кыргызстанской медицины Эрнстом Акрамовым. Он откровенно рассказал о проблемах отечественного здравоохранения.